Qalaati Hotel & Spa

Трамп готов открыть новые фронты в торговой войне

Трамп готов открыть новые фронты в торговой войне

Инвесторы уже привыкли и к введенным торговым ограничениям, и к тем, которые президент США Дональд Трамп только собирается вводить. В их число входят повышенные тарифы на китайские товары, которые вступили в силу 1 июня, ограничения для китайской телекоммуникационной группы Huawei, существующие тарифы на сталь и алюминий, произведенные за пределами Северной Америки, и угроза роста тарифов на мексиканскую продукцию, в случае если целевые иммиграционные показатели не будут достигнуты.

С другой стороны, как пишет Центр стратегических и международных исследований (CSIS) в статье Trump — Looking for More Trade Wars to Fight, инвесторы недооценивают постоянную готовность администрации Трампа вводить новые торговые санкции. Например, в конце мая администрация ”отпраздновала” переизбрание премьер-министра Индии Нарендры Моди, повысив тарифы на индийские товары за счет исключения страны из специальной торговой программы для развивающихся стран, известной как Всеобщая система преференций (ВСП), в рамках которой предоставляются тарифные льготы.

На сегодняшний день Индия является крупнейшим бенефициаром программы ВСП, охватывающей товары на сумму $6млрд. В то время как правительство Моди преуменьшает влияние более высоких тарифов, подобные действия подрывают доверие Нью-Дели к США, даже несмотря на то, что представители американского министерства обороны говорят о важности сотрудничества в сфере безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе.

Что дальше? Администрация Трампа объявила, что Министерство торговли рассматривает новое правило, касающееся применения направленного против торговых субсидий закона о принятии юридических мер в отношении стран, которые могут использовать недооцененные валюты для увеличения экспорта. Среди них Германия, Япония, Южная Корея, Индия и Китай. Заявление администрации совпало с публикацией двухлетнего валютного отчета Министерства финансов США, который может послужить потенциальной основой для подобных торговых действий.

Валютные манипуляции стали одной из причин торгового спора с Китаем. Но торговое законодательство для наказания стран с якобы недооцененной валютой не используется середины 1980-х годов после конфликтов с Японией и Южной Кореей. Поскольку торговые инструменты не применялись в качестве оружия в спорах об оценке валюты в последние годы, у финансовых инвесторов может возникнуть искушение отклонить эту идею.

И это будет ошибкой с их стороны. Внезапное увольнение Кевина Хассетта, председателя Совета экономических консультантов Белого дома, об уходе которого было объявлено 2 июня, является еще одним свидетельством того, что на умеренность и ”традиционное” мышление в отношении мер защиты торговли и макроэкономической политики не стоит надеяться при нынешней администрации.

Европейский Союз по-прежнему обеспокоен введением тарифов на самолеты Airbus из-за государственных субсидий, которые получает компания. В течение второй половины 2019 года Трамп может объявить, что импорт иномарок представляет собой угрозу ”национальной безопасности” для отечественного автопрома, и ввести тарифы на европейские, японские и, возможно, южнокорейские автомобили класса ”люкс”, что может подорвать прогнозы мировых автомобильных рынков и цепочки поставок.

Существует более системный риск в торговой политике Трампа. К концу года Всемирная торговая организация (ВТО) может утратить кворум в своей версии ”Верховного суда”,  что открывает для Трампа возможность для выхода из ВТО. Эту идею поддерживают торговый представитель США Роберт Лайтхайзер и советник по национальной безопасности Джон Болтон.

Рыночные инвесторы могут не принимать во внимание незамедлительные результаты подобного решения, но отказ США придерживаться основных торговых правил будет иметь серьезные и непредсказуемые последствия для торговой системы. Подобное развитие событий станет наихудшим сценарием. В некоторых случаях возможно заключение сделки, например, как с Мексикой. В других случаях администрация Трампа может отложить крайние сроки, чтобы избежать пагубного воздействия на бизнес и потери доверия со стороны рынков из-за слишком большого количества ограничительных мер за короткое время.

Тем не менее, общая картина ясна. Торговые предпочтения Трампа были известны еще во время его первой попытки побороться за пост президента в 1988 году. Однако нельзя рассматривать его стратегию введения тарифов только в рамках протекционизма. Для Трампа, руководствующегося тактикой оппозиционного движения, торговля важна, поскольку она является частью политики рассмотрения жалоб в Белом доме.

В трех штатах – Висконсине, Мичигане и Пенсильвании, благодаря поддержке которых Трамп одержал победу в 2016 году, он использовал проблемы иммиграции и импорта для подтверждения того, что с белыми избирателями рабочего класса несправедливо обращались, а правительство их не поддерживало. Независимо от того, состоит ли проблема в притоке людей или импорте товаров, Трамп основной акцент делает на нелегальной иммиграции и торговле, чтобы привлечь избирателей, которых он изображает в качестве жертв провалов внешней политики.

Нынешний успех бывшего вице-президента Джо Байдена в опросах общественного мнения о выдвижении кандидата в президенты от Демократической партии и его обращение к рабочему классу, возможно, побудили Трампа ускорить и углубить собственную торговую активность. Скорее всего, он пойдет еще дальше, если Байден сохранит свой статус лидера демократов.

3915 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!