Qalaalti Hotel & Spa

Эрик Вейнер: «В своей книге мне стоило написать о России»

Эрик Вейнер: «В своей книге мне стоило написать о России»

Бывший корреспондент New York Times и американской радиостанции NPR, автор бестселлеров «География счастья», «Человек ищет Бога» и «География гениальности», книги которого переведены на более 20 языков, Эрик Вейнер на полях VI Всемирного конгресса новостных агентств в Софии в беседе с «Вестником Кавказа» поделился своими впечатлениями о путешествиях по миру, рассуждениями о профессии журналиста и творческими планами. 

- Вы много путешествуете по миру. Сколько стран вам уже удалось посетить?

- Я не привык считать страны. Считаю, что качество путешествий важнее количества. Дело не в том, в скольких странах ты побывал (я был, наверное, в 60), а в том, что ты там увидел. Мне нравится путешествовать медленно. Если едешь куда-то, постарайся провести там больше времени – месяц или два. Знакомство с новой страной не должно быть мимолетным. Это моя философия путешествий.

- Вы бывали на Кавказе?

- К сожалению, нет. В мире очень много мест, где я не был. Но я слышал много хорошего о Грузии. Собираюсь туда поехать. Говорят, грузины придумали вино. Мне нравятся азиатские страны. В какой-то момент я был полностью сосредоточен на Азии. Мир большой. Мне понадобится несколько жизней, чтобы узнать его весь.

- Вам нравится Азия, а что насчет Средней Азии?

- Я бывал в Казахстане и Киргизии. Мне нравится Казахстан. Там мы с женой удочерили нашу дочку. Поэтому мне довелось пожить в этой стране. Недавно мы ездили туда снова. Казахстан занимает особое место в моем сердце. Он близок России географически и ментально, в Казахстане живет очень много русских. Там очень красиво. Много открытого пространства. Мне кажется, со всеми нашими смартфонами, потоком информации, переполненными городами нам не хватает пространства в жизни. Необычное для английского языка слово «степь» как раз означает это бескрайнее пространство в Казахстане. Я видел это на Байконуре. Когда я там оказался, подумал, что именно этого нам в жизни не хватает – пространства на земле и в воздухе.

- А что вы думаете о Ближнем Востоке, например, Иране?

- Я несколько раз бывал в Турции, Иране, Ираке, Афганистане. Раньше я работал военным корреспондентом на американском радио. Больше я этим не занимаюсь. Больше не хочу заниматься конфликтами, писать о войне. Теперь я пишу о счастье, гениальности, духовности. Я стараюсь искать в жизни позитивные стороны. Например, моя новая книга будет посвящена мудрости.

- Гениальность – главная тема вашей последней работы. Почему вы выбрали именно ее?

- Моя последняя книга называется «География гениальности», она издана на русском. Интересный вопрос. Она посвящена местам по всему миру, в которых чаще всего рождаются гении. И сразу хотел бы извиниться перед моими российскими читателями, что не написал, например, про Санкт-Петербург или другое место в России. Потому что у вас же есть Толстой, Достоевский и еще много кто. Но мне не удалось найти единый центр. Например, Толстой родился в Тульской губернии. А я искал именно города, которые были бы своеобразными поставщиками гениев – Афины, Флоренция, сегодня это «Силиконовая долина». Книга о том, как связаны города и гении. Почему гениальные люди рождаются в определенных местах? Что там в воздухе, в воде или вине, что делает их особенными? Вот предмет моего исследования. Я посетил каждый из этих городов. Получился книга с историческим уклоном, со взглядом в прошлое. Мне жаль, что я не написал в ней о России. Мне следовало это сделать, потому что в вашей стране родилось огромное количество гениев.

- Вы сказали, что следующая книга будет о мудрости. Что интересного мы узнаем из нее?

- Я только что отправил рукопись новой работы своему издателю, она выйдет в свет в следующем году. Называется «Сократовский экспресс». И да, она посвящена мудрости и философии, но практической философии, которую можно применить в жизни, чтобы стать более счастливым, более здоровым или даже более богатым. Это мой практический взгляд на 14 философов и их учения. Пока я писал книгу, я много путешествовал поездами, потому что поезда движутся медленно. А я считаю, что нам всем нужно притормозить, перестать бежать. В поездах очень удобно думать. Надеюсь, книга будет опубликована и на русском.

- Если вернуться к журналистике, но не забывать о философии, можно ли сказать, что журналист может быть объективным в своей работе?

- Мне кажется, говорить об объективности – это ошибка. Объективность может быть у машины, у робота, у чего-то, что не имеет чувств и истории. Например, вы из России, я из Америки, мы выросли в разных городах – у нас разный жизненный опыт. Поэтому неизбежно вы будете освещать какое-то событие не так, как я. Мы не объективны, мы субъективны. Счастье субъективно, наша жизнь субъективна. Весь вопрос в том, можем ли мы быть честны. Вот, в чем разница. Честность значит, что человек осознает свою субъективность, свои предубеждения, свой опыт и старается посмотреть на ситуацию честно. Стараться быть абсолютно объективным – это ошибка. Вас сразу обвинят в фальсификации информации, если вы не так поймете какое-то событие или будете иметь другую точку зрения. Честности тяжелее дать определение, но я считаю, что именно это самое главное. Объективность – ложная цель, потому что если брать ее за критерий, ни один журналист не сможет ему соответствовать, ведь у каждого журналиста свой жизненный опыт. Нужно это признать.

- Что еще важно для журналиста? Можете ли вы сказать, что вы как журналист и вы как личность – это два разных человека?

- Хороший вопрос. Я больше не воспринимаю себя как журналиста, я теперь писатель, который применяет журналистские техники. В чем разница? Когда я был штатным корреспондентом New York Times и NPR, я брал интервью. Например, если бы я брал интервью у вас, очевидно, мне от вас было бы нужно что-то услышать. Я бы включил свой микрофон и спрашивал о политике, экономике, России. И как только бы я услышал все, что мне нужно, вы бы мне были больше не интересны. Теперь я стараюсь узнать людей в разговоре. Я больше не использую слово «интервью» даже, потому что в нем есть что-то от сделки, деловые отношения, когда у вас что-то есть, у меня что-то есть, и мы с вами обмениваемся этим в рамках сделки. Сегодня я провожу беседы, а не интервью. Раньше у меня было разделение – Эрик-журналист и Эрик-человек. Теперь я стараюсь делать все возможное, чтобы этого разделения не было. Я и то, что я делаю – единое целое. Мне интересен мир, мне интересны люди, мне интересны важные темы – разделения нет. Мне кажется, это правильно. Кем бы вы ни были – ученый, учитель, журналист, вы хотите жить целостной жизнью, когда у вас не три «я» внутри, а одно единственное «я». Это моя цель. Не всегда получается ее достигать, но я стараюсь. Надеюсь, и сейчас у нас с вами получилось не интервью, а беседа.

7000 просмотров



Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!