Больше всего Пашиняна беспокоит собственная популярность

Больше всего Пашиняна беспокоит собственная популярность

Правительство Армении на удивление осторожно подходит к формированию своей политики. Даже сторонники властей жалуются, что руководство республики неспособно предпринять решительные шаги, и обещанные законодательные реформы в судебной, налоговой и других сферах идут гораздо медленнее, чем ожидалось. Поначалу представили всех слоев общества с энтузиазмом откликнулись на обещание избавить страну от "гнили", унаследованной от череды коррумпированных и авторитарных правительств. Но народное доверие представляет собой обоюдоострый меч, который Никол Пашинян не хочет использовать для осуществления потенциально болезненных реформ.

Как отмечает Eurasianet в материале Pashinyan allies lament slow pace of change in the new Armenia, в июле правительство объявило, что намерено ратифицировать Стамбульскую конвенцию, международное соглашение, цель которого защитить женщин от домашнего насилия. Но после того, как консерваторы, включая церковь, открыто высказали возражения, правительство без лишнего шума отложило ратификацию. В августе премьер-министр Армении объявил, что после долгих дебатов разработка спорного Амулсарского золоторудного месторождения будет возобновлена. Но через две недели из-за протестов защитников окружающей среды Пашинян отказался от своих слов, и дальнейшее будущее рудника снова оказалось под вопросом. 

”Больше всего премьера беспокоит его популярность, и многие очевидные слабые места являются результатом этой озабоченности, - сказал один из чиновников правительственного министерства в интервью Eurasianet на условиях анонимности. - Он не поднимает сложные темы, которые публика не поддержит”. 

”Этот страх совершить ошибку, боязнь потерять популярность очень силен, - сказал Eurasianet член неправительственной организации, поддерживающий новое правительство. - Людей больше всего беспокоит то, что реформы осуществляются крайне медленно. Народ проголосовал за революционное правительство и ждет серьезных изменений”.

Однако серьезные изменения неизбежно потребуют болезненного компромисса. ”Никол постоянно говорит о своем стремлении быть первым, не похожим ни на кого, единственным в своем роде, ”сыграть историческую роль, - добавил чиновник. - Обращаясь к депутатам, он подчеркивает: ”Мы первые, уникальные в своем роде, такой демократии в мире нет, все другие страны должны учиться у нас!” Подобное тщеславие формирует стремление к власти, что усложняет ситуацию, поскольку для того, чтобы осуществить реформы, необходимо прибегать к непопулярным мерам”.

Недееспособность усугубляется непростым характером нового руководства Армении. Пашинян доверяет лишь небольшому кругу союзников, в основном из его политической партии ”Гражданский договор”, и тем, кто принимал участие в акциях протеста, которые привели его к власти.

”Вся революция была построена вокруг имени Пашиняна, - сказал один западный дипломат в Ереване на условиях анонимности. - Он очень подозрительно относится к тем, кто не пошел с ним на революцию и появился позже. Это влияет на уровень доверия и общения между Пашиняном и некоторыми его министерствами. Фокусирование на собственной популярности провоцирует некоторую осторожность с его стороны. Помимо этого, люди, которые работают в министерствах и в его окружении, не всегда чувствуют себя уполномоченными на реализацию видения Пашиняна и не всегда уверены, что премьер указал им нужное направление”.

Никол угодник

Вступив в должность, Пашинян уделил первоочередное внимание зачистке в судебной системе, заполненной назначенцами из бывшего правительства, а также борьбе с коррупцией и нарушениями прав человека, совершенными бывшими властями. Но эта реформа угасла под руководством министра юстиции Артака Зейналяна, опытного и уважаемого борца за гражданские права. Тем временем правительство потребовало провести серию громких судебных разбирательств в отношении бывших высокопоставленных чиновников, в частности экс-президента Роберта Кочаряна, объявив их антикоррупционными мерами. Инициатива пришлась по душе народу, но не привела к решению системных проблем, унаследованных новым правительством.

”Людям нравятся отдельные, единичные антикоррупционные расследования”, - сказал западный дипломат. - Им по нраву, когда очередной чиновник оказывается под следствием или задержан, но это не всеобъемлющая антикоррупционная стратегия”. 

В июне Зейналян был заменен 28-летним Рустамом Бадасяном, который ранее был личным адвокатом Пашиняна. С тех пор наблюдатели отметили оживление в министерстве. 10 октября Министерство юстиции развернуло широкую программу судебных, избирательных и конституционных реформ, а также инициировало создание органа по расследованию нарушений прав человека при предыдущих правительствах. Но по мнению многих, меры были приняты с большим опозданием.

”Для народа одна из самых серьезных проблем - медленный темп реформ. Люди проголосовали за революционное по своей природе правительство и теперь ждут серьезных изменений", - сказал представитель НПО.

Недовольство медленными темпами реформ повсеместно. Согласно опросу, проведенному в мае Международным республиканским институтом, более 60% армян считает, что политические и экономические реформы должны быть проведены ”быстро”.

Пашиняну пришлось ответить на критику. ”Как мне кажется, быстрые реформы означают неудачные реформы, - заявил он в июне.  - В начале 1990-х годов несколько блестящих реформ стратегического значения потерпели неудачу в Армении только потому, что авторы хотели провести их очень быстро. Те реформы до сих пор не были осуществлены, и страна по-прежнему переживает тяжелые последствия их провала”.

Но многие характеризуют медленный темп не как результат намеренных действий, а как следствие недееспособности. Вопросы об Амулсарском золоторудном месторождении и Стамбульской конвенции о домашнем насилии были наиболее спорными темами, которые обсуждали члены нового правительства и парламента, сказал один из источников, участвующий в обсуждениях, в интервью Eurasianet на условиях анонимности.

Сведения не разглашаются из-за политики правящей коалиции ”Мой шаг” в отношении проведения внутренних дебатов и голосования в парламенте с целью определения позиции коалиции, сказал источник. ”Вот почему заявления перед голосованием и реальная позиция на голосовании не всегда одно и то же, - сказал источник. - Люди, которые наблюдают за заседаниями парламента, когда происходит голосование, думают, что очередная Республиканская партия единогласно выполняет приказ сверху. На самом деле, все иначе, но со стороны выглядит именно так”.

Тем не менее закулисные дебаты усложнили принятие решений по Амулсару и Стамбульской конвенции.

Работы на Амулсарском месторождении были начаты при прежнем правительстве, но в ходе исследований были допущены нарушения. После прихода к власти Пашинян столкнулся с давлением со стороны местных активистов, требующих пересмотреть воздействие на разработки окружающую среду. Но новый премьер объявил привлечение иностранных инвестиций основой возрождения экономики Армении, и отказ от проекта, осуществляемого компанией, базирующейся в США и зарегистрированной в Великобритании, станет плохим сигналом для других потенциальных инвесторов.

”Амулсарский вопрос был тщательно рассмотрен экспертами, экономистами и юристами коалиции, - сказал представитель министерства. - Кто-то выступает против разработки, другие бояться, что отказ от добычи навредит инвестициям”. 

19 августа заявил Пашинян, что долгожданный экологический отчет указывает на то, что ”на месторождении можно проводить работы”. Но многие союзники премьера, включая правительственных чиновников, публично возразили, что он чересчур оптимистично отнесся к отчету. В результате через две недели Пашинян отозвал одобрение, попросив министерство окружающей среды собрать больше данных.

Что касается Стамбульской конвенции, то многие новые высокопоставленные чиновники поддерживают ратификацию соглашения, как и партнеры Армении на Западе. Но некоторые положения конвенции, например, требование о внедрении ее идей в систему образования, дают противникам документа основания настроить социально консервативное население страны против его принятия. Хотя Конвенция была подписана предыдущим Кабмином, правительство Пашиняна объявило о намерении работать с парламентом для завершения ратификации. Но после критики, в том числе со стороны церкви, коалиция ”Мой шаг” решила отложить ратификацию конвенции.

По словам источника, знакомого с обсуждениями, многие в парламенте задавались вопросами: подходящее ли сейчас время и первостепенной ли важности этот вопрос; какова будет цена ратификации. "Пашинян считает, что пока слишком рано переходить к этой теме. Обсуждение ратификации будет возобновлено следующей весной в лучшем случае, - сообщил источник. По его словам, не все в правительстве согласны с подобным мнением: ”Мы не можем продолжать проводить только те реформы, которые вызывают одобрение большинства и похвалу в наш адрес. У нас есть международные обязательства”.

4945 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!